СМИ о клубе

Р-Cпорт: Алексей Огородов: врачи не волшебники, хотя иногда приходится ими быть

Р-Спорт, 07 апреля 2020 года |
Практически все население страны следит за сводками боев с коронавирусом. Что уж говорить о профессионалах в своей области. Вот и главный врач подмосковного "Витязя" Алексей Огородов в ходе беседы с Артемом Дроздовым попытался найти ответы на многие злободневные вопросы, в том числе и на те, которые вопреки всей трудности сложившихся обстоятельств, продолжают оставаться открытыми.

Тревожных звонков не поступало

- До сих пор спорят о том, стоит ли в будущем доигрывать плей-офф. Одни уже открестились от этой идеи, другие продолжают настаивать на том, что Кубок Гагарина должен обрести законного хозяина. Вы на чьей стороне?

- Трудно сказать однозначно. Но больше напрягает то обстоятельство, что в сложившихся условиях ребята не тренируются. А время идет. Сколько еще точно продлится режим самоизоляции – не знает никто. Хоккеисты утратят физическую форму, и это с учетом того, что все команды именно к плей-офф старались набрать максимальные кондиции. Поэтому возобновить розыгрыш Кубка Гагарина по щелчку пальцев будет невозможно. Потребуется время на то, чтобы дать командам возможность поработать над улучшением физического состояния игроков. А еще я сильно сомневаюсь, что плей-офф после продолжительной паузы, да еще и в непривычные сроки, будет интересен болельщикам, которым, как мне кажется, сейчас вообще не до хоккея, и которые уже, наверное, смерились с тем, что Кубок Гагарина в этом году останется без хозяина.

- Знаю, что хоккеисты становятся с командными врачами чуть ли не лучшими друзьями. Это мешает вашей работе?

- Ни в коем случае! Поймите, по-другому и быть не может, так как мы знаем всю их больничную историю. Более того, зачастую консультируем не только самих игроков, но и членов их семей. Так что это просто специфика нашей работы.

- Насколько часто в сложившихся обстоятельствах вам звонят хоккеисты? Может быть, они задают вопросы относительно коронавируса, консультируются, что делать при появлении тех или иных симптомов?

- Звонков практически нет. Скорее всего ребята черпают всю информацию из СМИ. А на постоянной связи я нахожусь только с травмированными хоккеистами. Это Александр Семин, Павел Воробей, но они не жаловались мне на вирусные заболевания.

- Очень интересный момент: как они выдерживают карантин, если для выполнения упражнений на восстановление функций поврежденных частей тела требуются специальные условия?

- Эти ребята сейчас переживают постоперационный период и поэтому находятся в латентном состоянии. Из-за этого любая физическая работа им противопоказана. Им не надо никуда ездить, и ближайшие две недели они спокойно могут оставаться дома.

- А как же им быть дальше?

- Самое главное - не паниковать. Будем решать вопросы по мере их поступления. Я уверен, что мы обязательно что-то придумаем, причем при любых обстоятельствах.

- Но вы же наверняка сами себе задавали вопрос "Насколько долго этот коронавирус будет держать нас в заложниках". Поделитесь мыслями.

- Правильно говорят умные люди, что очень сильно нагнетает и без того напряженную обстановку большой поток информации, который идет из СМИ. Мне кажется, вся эта история будет продолжаться до того момента, пока в мире не произойдет какое-то событие, которое по своей значимости сможет отодвинуть на второй план сообщения о коронавирусе.
Конечно, нельзя сбрасывать со счетов и погодный фактор. Раньше были нормальные зимы, поэтому период вирусной активности, наступающий при смене времени года, можно было предвидеть. В этом году нормальной зимы не было, и если мы напряжём память, то вспомним, что, по большому счету, не было и ярко выраженного периода активности вируса гриппа.

- Но ведь в сложившейся ситуации речь идет конкретно о коронавирусе.

- Смысл заключается в том, что эту разновидность вирусной инфекции смогли распознать только сейчас. А где гарантия, что этой заразой люди не болели раньше?



Угрозу ждем отовсюду

- За прошедший сезон я действительно не могу вспомнить, чтобы какая-то из команд объявляла о массовом заболевании игроков вирусной инфекцией.

- Были отдельные случаи, когда в некоторых коллективах столкнулись с подобной проблемой, но при этом ни один клуб не закрылся и не прекратил тренировочную работу и игровую деятельность.

- То есть можно смело констатировать тот факт, что любая хоккейная команда два раза за сезон находится в группе риска заражения и последующего распространения любой вирусной инфекции?

- Все именно так как вы и сказали. Повторюсь еще раз: при этом мы не прекращаем свою деятельность и в подавляющем большинстве случаев решаем возникшие проблемы своими силами.

- И это с учетом того, что спортсмены в целом и хоккеисты в частности и без того практически всегда находятся в группе риска.

- Совершенно верно. В первую очередь - потому что из-за высоких нагрузок у ребят постоянно ослаблен иммунитет. Плюс не забывайте, что мы практически всегда в пути: гостиницы, аэропорты, сами матчи проходят при большом скоплении болельщиков. Как правило, после игр хоккеисты успевают пообщаться с поклонниками и коллегами из клубов-соперников. При таком раскладе опасность подхватить вирус возрастает в разы, но к такому положению дел мы давно привыкли и относимся ко всему происходящему без паники, так как в большом хоккее жить иначе невозможно по определению.
Еще один очень важный момент: за помощью к нам, клубным врачам, обращаются не только спортсмены, но и их жены, дети. И это абсолютно нормально, вот только их достаточно широкий круг общения мы контролировать уже не в состоянии. Поэтому повторюсь: угрозу можно ждать отовсюду.

- Представляю, как важно при этом соблюдать профилактику вирусных заболеваний.

- Этому аспекту уделяется первостепенное значение на протяжении всего сезона. В раздевалке в необходимом количестве установлены ультрафиолетовые лампы. Постоянно разговариваем с игроками, объясняем им, что надо обязательно мыть руки, стараться по возможности меньше появляться в местах массового скопления людей. Первый пик активности инфекции наступает в конце октября. За две-три недели до этого срока начинаем активно поддерживать иммунную систему спортсменов. Раздаем ребятам антивирусные препараты и проводим вакцинацию.

- Принудительно или по желанию?

- Исключительно по доброй воле хоккеистов. Есть игроки, которые не проявляют должного желания пить таблетки и делать прививки. С такими мы ведем продолжительные беседы. Объясняем, что от принятия препаратов зависит здоровье самих ребят и остальных членов команды. С другой стороны, спортсмены прекрасно понимают, что болеть им нельзя ни в коем случае. Сегодня простудился - а завтра вместо тебя будет играть другой игрок. Высокая конкуренция заставляет ребят быть профессионалами во всем, в том числе и в отношении к собственному здоровью. Хотя с другой стороны, были случаи, когда хоккеисты отказывались от профилактики и при этом не болели, а те, кто принимал противовирусные препараты и вовремя проходил вакцинацию, наоборот подхватывали вирус.

- А как реагируют на отечественные методы профилактики и лечений вирусных инфекций иностранные спортсмены? Опять же не раз доводилось слышать от врачей разных команд, что с этими легионерами постоянно возникают какие-то проблемы.

- Иностранцы - они тоже разные. Есть такие, которые с подозрением относятся к российской медицине. Постоянно отказываются от приема всевозможных препаратов. Говорят, что сами будут следить за профилактикой. Возможно, до конца они нам не доверяют, хотя если рассуждать логически, то мы – клубные врачи – наоборот всячески заинтересованы в том, чтобы они были максимально здоровы.

- Как же в итоге вы находите общий язык?

- Общаемся. Объясняем, в том числе и при помощи наших ребят, которые имеют авторитет и которые хорошо говорят по-английски. Плюс вы должны понимать, что никто не хочет выглядеть "белой вороной". Мужской коллектив – штука сложная. Кто-то один чихнул, тут же со всех сторон несутся обвинения, мол, вот он во всем виноват, сейчас всех нас заразит. Понятно, что больше в шутку, но иностранцы порой нашего юмора не понимают. Уже потом, со временем легионеры начинают привыкать к нам, нашим требованиям и нашим особенностям. Также подспорьем для всех для нас является наличие в команде легионеров, которые уже давно играют в России. Они объясняют новичкам, что здесь никто не собирается действовать им во вред.



Билялетдинов и Мозякин

- Прекрасно знаю, что хоккеистов очень тяжело заставить сидеть на больничном. Особенно тяжело врачу приходится во время матча, когда степень и характер повреждения определить сложно, а эмоции и адреналин игрока зашкаливают. Вполне естественно, что в подобных ситуациях ребята рвутся в бой. Как вы стараетесь действовать в таких случаях?


- Психология профессионального спортсмена такова, что он должен быть постоянным участником тренировочно-соревновательной деятельности команды. Все внешние факторы, ограничивающие его работоспособность, должны быть устранены любыми способами. Поэтому часто приходится слышать: "Доктор, давай - коли, сбивай температуру, морозь, бинтуй, делай что хочешь, но я должен играть". В такой ситуации приходиться объяснять игрокам о большом риске появления осложнений. Мы не пугаем ребят, а заставляем их думать о своем здоровье. Ведь в противном случае можно лишиться не только возможности продолжения карьеры, но и нормального существования в обществе. Поэтому мы - врачи - всегда стоим на своем. И в случае повышения температуры всеми правдами и неправдами стараемся оградить хоккеиста от работы с командой на два три дня. Но надо понимать, что мы не волшебники, хотя иногда приходится ими быть.

- Все равно не поверю, что в вашей практике не было случая, когда вопреки логике вы шли на поводу у игрока и разрешали ему вернуться в игру, несмотря на серьезный характер его повреждения.

- Конечно, бывало, но в данном случае необходимо отметить, что такие ситуации возникают в основном при травмах опорно-двигательного аппарата. А пример, как ни странно, хочу привести из футбола. Одно время я работал с юношеской сборной. В ходе товарищеского матча Динияр Билялетдинов подвернул голеностоп. Ногу раздуло прилично. Думали, будет замена, а он говорит мне: "Владимирович, давай бинтуй мне ногу". Я вроде: "Да ты что! Зачем? Нельзя!" А он: "Давай скорее. Кто забивать-то будет". Я все ему аккуратно сделал. Но самое интересное, он вышел на поле и действительно забил гол.

- А кто из хоккеистов поражал вас своим здоровьем?

- Сергей Мозякин. Я поработал вместе с ним в "Атланте" в том сезоне, когда команда дошла до финала. Я не помню, чтобы он болел. А как его били на льду?! Но несмотря на повреждения, которые у него, конечно, были, я опять же не припомню, чтобы он пропустил большое количество матчей. Но этому есть объяснение: он из Ярославля, мой земляк (смеется).
Также в памяти эпизод, связанный с Даниилом Марковым. Когда он играл за ЦСКА, в одном из матчей получил удар по руке. Его большой палец практически развалился. А он, как ни в чем не бывало, попросил меня, чтобы я быстро наложил бинт. Потом пошел и доиграл матч до конца.
Еще необходимо отметить Александра Степанова, Олега Петрова, Максима Афиногенова. Да много кого еще можно вспомнить. Настоящие мужики. Вот таких бы ребят побольше в хоккее.

"Как же тут все без меня"

- Давайте дальше развеивать слухи. Правда ли, что клубные врачи по большому счету ничего не решают, а действуют в своей работе по принципу как тренер скажет, так и будет? Вот нужен определенный хоккеист, значит он будет играть вне зависимости от того, больной или здоровый.

Практически все население страны следит за сводками боев с коронавирусом. Что уж говорить о профессионалах в своей области. Вот и главный врач подмосковного "Витязя" Алексей Огородов в ходе беседы с Артемом Дроздовым попытался найти ответы на многие злободневные вопросы, в том числе и на те, которые вопреки всей трудности сложившихся обстоятельств, продолжают оставаться открытыми.
Тревожных звонков не поступало

- До сих пор спорят о том, стоит ли в будущем доигрывать плей-офф. Одни уже открестились от этой идеи, другие продолжают настаивать на том, что Кубок Гагарина должен обрести законного хозяина. Вы на чьей стороне?

- Трудно сказать однозначно. Но больше напрягает то обстоятельство, что в сложившихся условиях ребята не тренируются. А время идет. Сколько еще точно продлится режим самоизоляции – не знает никто. Хоккеисты утратят физическую форму, и это с учетом того, что все команды именно к плей-офф старались набрать максимальные кондиции. Поэтому возобновить розыгрыш Кубка Гагарина по щелчку пальцев будет невозможно. Потребуется время на то, чтобы дать командам возможность поработать над улучшением физического состояния игроков. А еще я сильно сомневаюсь, что плей-офф после продолжительной паузы, да еще и в непривычные сроки, будет интересен болельщикам, которым, как мне кажется, сейчас вообще не до хоккея, и которые уже, наверное, смерились с тем, что Кубок Гагарина в этом году останется без хозяина.

- Знаю, что хоккеисты становятся с командными врачами чуть ли не лучшими друзьями. Это мешает вашей работе?

- Ни в коем случае! Поймите, по-другому и быть не может, так как мы знаем всю их больничную историю. Более того, зачастую консультируем не только самих игроков, но и членов их семей. Так что это просто специфика нашей работы.

- Насколько часто в сложившихся обстоятельствах вам звонят хоккеисты? Может быть, они задают вопросы относительно коронавируса, консультируются, что делать при появлении тех или иных симптомов?

- Звонков практически нет. Скорее всего ребята черпают всю информацию из СМИ. А на постоянной связи я нахожусь только с травмированными хоккеистами. Это Александр Семин, Павел Воробей, но они не жаловались мне на вирусные заболевания.

- Очень интересный момент: как они выдерживают карантин, если для выполнения упражнений на восстановление функций поврежденных частей тела требуются специальные условия?

- Эти ребята сейчас переживают постоперационный период и поэтому находятся в латентном состоянии. Из-за этого любая физическая работа им противопоказана. Им не надо никуда ездить, и ближайшие две недели они спокойно могут оставаться дома.

- А как же им быть дальше?

- Самое главное - не паниковать. Будем решать вопросы по мере их поступления. Я уверен, что мы обязательно что-то придумаем, причем при любых обстоятельствах.

- Но вы же наверняка сами себе задавали вопрос "Насколько долго этот коронавирус будет держать нас в заложниках". Поделитесь мыслями.

- Правильно говорят умные люди, что очень сильно нагнетает и без того напряженную обстановку большой поток информации, который идет из СМИ. Мне кажется, вся эта история будет продолжаться до того момента, пока в мире не произойдет какое-то событие, которое по своей значимости сможет отодвинуть на второй план сообщения о коронавирусе.
Конечно, нельзя сбрасывать со счетов и погодный фактор. Раньше были нормальные зимы, поэтому период вирусной активности, наступающий при смене времени года, можно было предвидеть. В этом году нормальной зимы не было, и если мы напряжём память, то вспомним, что, по большому счету, не было и ярко выраженного периода активности вируса гриппа.

- Но ведь в сложившейся ситуации речь идет конкретно о коронавирусе.

- Смысл заключается в том, что эту разновидность вирусной инфекции смогли распознать только сейчас. А где гарантия, что этой заразой люди не болели раньше?

Угрозу ждем отовсюду

- За прошедший сезон я действительно не могу вспомнить, чтобы какая-то из команд объявляла о массовом заболевании игроков вирусной инфекцией.


- Были отдельные случаи, когда в некоторых коллективах столкнулись с подобной проблемой, но при этом ни один клуб не закрылся и не прекратил тренировочную работу и игровую деятельность.

- То есть можно смело констатировать тот факт, что любая хоккейная команда два раза за сезон находится в группе риска заражения и последующего распространения любой вирусной инфекции?

- Все именно так как вы и сказали. Повторюсь еще раз: при этом мы не прекращаем свою деятельность и в подавляющем большинстве случаев решаем возникшие проблемы своими силами.

- И это с учетом того, что спортсмены в целом и хоккеисты в частности и без того практически всегда находятся в группе риска.

- Совершенно верно. В первую очередь - потому что из-за высоких нагрузок у ребят постоянно ослаблен иммунитет. Плюс не забывайте, что мы практически всегда в пути: гостиницы, аэропорты, сами матчи проходят при большом скоплении болельщиков. Как правило, после игр хоккеисты успевают пообщаться с поклонниками и коллегами из клубов-соперников. При таком раскладе опасность подхватить вирус возрастает в разы, но к такому положению дел мы давно привыкли и относимся ко всему происходящему без паники, так как в большом хоккее жить иначе невозможно по определению.
Еще один очень важный момент: за помощью к нам, клубным врачам, обращаются не только спортсмены, но и их жены, дети. И это абсолютно нормально, вот только их достаточно широкий круг общения мы контролировать уже не в состоянии. Поэтому повторюсь: угрозу можно ждать отовсюду.

- Представляю, как важно при этом соблюдать профилактику вирусных заболеваний.

- Этому аспекту уделяется первостепенное значение на протяжении всего сезона. В раздевалке в необходимом количестве установлены ультрафиолетовые лампы. Постоянно разговариваем с игроками, объясняем им, что надо обязательно мыть руки, стараться по возможности меньше появляться в местах массового скопления людей. Первый пик активности инфекции наступает в конце октября. За две-три недели до этого срока начинаем активно поддерживать иммунную систему спортсменов. Раздаем ребятам антивирусные препараты и проводим вакцинацию.

- Принудительно или по желанию?

- Исключительно по доброй воле хоккеистов. Есть игроки, которые не проявляют должного желания пить таблетки и делать прививки. С такими мы ведем продолжительные беседы. Объясняем, что от принятия препаратов зависит здоровье самих ребят и остальных членов команды. С другой стороны, спортсмены прекрасно понимают, что болеть им нельзя ни в коем случае. Сегодня простудился - а завтра вместо тебя будет играть другой игрок. Высокая конкуренция заставляет ребят быть профессионалами во всем, в том числе и в отношении к собственному здоровью. Хотя с другой стороны, были случаи, когда хоккеисты отказывались от профилактики и при этом не болели, а те, кто принимал противовирусные препараты и вовремя проходил вакцинацию, наоборот подхватывали вирус.

- А как реагируют на отечественные методы профилактики и лечений вирусных инфекций иностранные спортсмены? Опять же не раз доводилось слышать от врачей разных команд, что с этими легионерами постоянно возникают какие-то проблемы.

- Иностранцы - они тоже разные. Есть такие, которые с подозрением относятся к российской медицине. Постоянно отказываются от приема всевозможных препаратов. Говорят, что сами будут следить за профилактикой. Возможно, до конца они нам не доверяют, хотя если рассуждать логически, то мы – клубные врачи – наоборот всячески заинтересованы в том, чтобы они были максимально здоровы.

- Как же в итоге вы находите общий язык?

- Общаемся. Объясняем, в том числе и при помощи наших ребят, которые имеют авторитет и которые хорошо говорят по-английски. Плюс вы должны понимать, что никто не хочет выглядеть "белой вороной". Мужской коллектив – штука сложная. Кто-то один чихнул, тут же со всех сторон несутся обвинения, мол, вот он во всем виноват, сейчас всех нас заразит. Понятно, что больше в шутку, но иностранцы порой нашего юмора не понимают. Уже потом, со временем легионеры начинают привыкать к нам, нашим требованиям и нашим особенностям. Также подспорьем для всех для нас является наличие в команде легионеров, которые уже давно играют в России. Они объясняют новичкам, что здесь никто не собирается действовать им во вред.

Билялетдинов и Мозякин

- Прекрасно знаю, что хоккеистов очень тяжело заставить сидеть на больничном. Особенно тяжело врачу приходится во время матча, когда степень и характер повреждения определить сложно, а эмоции и адреналин игрока зашкаливают. Вполне естественно, что в подобных ситуациях ребята рвутся в бой. Как вы стараетесь действовать в таких случаях?
- Психология профессионального спортсмена такова, что он должен быть постоянным участником тренировочно-соревновательной деятельности команды. Все внешние факторы, ограничивающие его работоспособность, должны быть устранены любыми способами. Поэтому часто приходится слышать: "Доктор, давай - коли, сбивай температуру, морозь, бинтуй, делай что хочешь, но я должен играть". В такой ситуации приходиться объяснять игрокам о большом риске появления осложнений. Мы не пугаем ребят, а заставляем их думать о своем здоровье. Ведь в противном случае можно лишиться не только возможности продолжения карьеры, но и нормального существования в обществе. Поэтому мы - врачи - всегда стоим на своем. И в случае повышения температуры всеми правдами и неправдами стараемся оградить хоккеиста от работы с командой на два три дня. Но надо понимать, что мы не волшебники, хотя иногда приходится ими быть.

- Все равно не поверю, что в вашей практике не было случая, когда вопреки логике вы шли на поводу у игрока и разрешали ему вернуться в игру, несмотря на серьезный характер его повреждения.

- Конечно, бывало, но в данном случае необходимо отметить, что такие ситуации возникают в основном при травмах опорно-двигательного аппарата. А пример, как ни странно, хочу привести из футбола. Одно время я работал с юношеской сборной. В ходе товарищеского матча Динияр Билялетдинов подвернул голеностоп. Ногу раздуло прилично. Думали, будет замена, а он говорит мне: "Владимирович, давай бинтуй мне ногу". Я вроде: "Да ты что! Зачем? Нельзя!" А он: "Давай скорее. Кто забивать-то будет". Я все ему аккуратно сделал. Но самое интересное, он вышел на поле и действительно забил гол.

- А кто из хоккеистов поражал вас своим здоровьем?

- Сергей Мозякин. Я поработал вместе с ним в "Атланте" в том сезоне, когда команда дошла до финала. Я не помню, чтобы он болел. А как его били на льду?! Но несмотря на повреждения, которые у него, конечно, были, я опять же не припомню, чтобы он пропустил большое количество матчей. Но этому есть объяснение: он из Ярославля, мой земляк (смеется).
Также в памяти эпизод, связанный с Даниилом Марковым. Когда он играл за ЦСКА, в одном из матчей получил удар по руке. Его большой палец практически развалился. А он, как ни в чем не бывало, попросил меня, чтобы я быстро наложил бинт. Потом пошел и доиграл матч до конца.
Еще необходимо отметить Александра Степанова, Олега Петрова, Максима Афиногенова. Да много кого еще можно вспомнить. Настоящие мужики. Вот таких бы ребят побольше в хоккее.

"Как же тут все без меня"

- Давайте дальше развеивать слухи. Правда ли, что клубные врачи по большому счету ничего не решают, а действуют в своей работе по принципу как тренер скажет, так и будет? Вот нужен определенный хоккеист, значит он будет играть вне зависимости от того, больной или здоровый.


- Я поработал со многими тренерами и могу сказать, что каждый из них всегда был заинтересован в том, чтобы его игроки были максимально здоровы. Возвращаясь к вашему вопросу, предлагаю представить ситуацию, когда речь идет о лидере команды, без которого очень тяжело играть. И вот мы выпускаем его, не до конца долечившегося, на лед. Он усугубляет повреждение, сроки его восстановления увеличиваются. Если бы не поторопились – через неделю или две он был бы здоров, а так выбывает на два месяца. При таком раскладе тренеру не имеет смысла рисковать.

- Тренеры, конечно, заинтересованы в том, чтобы игроки были здоровы. При этом сами редко когда берут больничный.

- Сто процентов! Иногда до ругани доходит. Упрашиваешь их, чтобы успокоились, отлежались несколько дней. Да какое там! Только и слышишь в ответ: "Как же тут все без меня". Начинают воспринимать наши рекомендации только тогда, когда уже вариантов нет. Бывают случаи, что тренеры даже на игры не приезжают. Но при этом они переживают еще больше, чем хоккеисты. И их можно понять. Спрашивать-то в итоге будут с тренеров! Но в жизни возникают ситуации, когда, по моему мнению, прислушиваться в первую очередь необходимо к собственному организму.

https://rsport.ria.ru/20200407/1569673488.html

Конференция “запад”

М
КЛУБ
И
В
П
РШ
О
1
ЦСКА
62
45
17
103
94
2
СКА
62
44
18
61
93
3
Йокерит
62
38
24
20
84
4
Динамо Мск
62
37
25
38
82
5
Спартак
62
34
28
30
77
6
Локомотив
62
34
28
19
73
7
Витязь
62
27
35
-29
65
8
Торпедо
62
29
33
-2
64
9
Сочи
62
25
37
-40
59
10
Северсталь
62
24
38
-45
58
11
Динамо Р
62
17
45
-84
41
12
Динамо Мн
62
14
48
-97
39

На связи с вами!