СМИ о клубе

Марио Кемпе: «Я люблю панк-рок и думаю, что мне идут татуировки»

Sports.ru, 21 января 2015 года |

Денис Романцов пообщался в Подольске со шведским лидером «Витязя», одним из лучших новичков сезона КХЛ.



После тренировки в ледовом дворце Подольска Марио Кемпе предстает в боевом виде: с фингалом под правым глазом, перебитым носом, лангеткой на левой руке и в камуфляжных брюках adidas – в общем, готовым к выходу в город. Вымотанный тренировкой, Кемпе страшно голоден и предлагает скорее ехать в японский ресторан. Там он заказывает две бутылки воды, суп Том Ям и три порции суши. Съев примерно полторы, он говорит: «Хочешь суши? Я не могу больше, наелся».


Кемпе – лучший ассистент «Витязя», а на следующий день после нашей встречи он забросит две шайбы «Югре».

- Вы тезка и почти однофамилец чемпиона мира 1978 года Марио Кемпеса. У ваших родителей было хорошее чувство юмора или они так любили аргентинский футбол?


- Когда отец был молодым, он обожал футбол, особенно сборную Аргентины и говорил всем в конце семидесятых: «Если у меня будет сын, я назову его в честь Марио Кемпеса». Я родился через десять лет после победы аргентинцев на чемпионате мира, Кемпес к тому времени уже ушел из сборной и доигрывал где-то в Австрии, про него мало кто вспоминал, но мой отец помнил о своем обещании, а мама не стала с ним спорить.

- Вы видели игру Кемпеса – по телевизору или на YouTube?

– Да, конечно, Когда я был ребенком и начинал играть в футбол, папа рассказал мне, в честь кого я назван. Позже я вбил имя Кемпеса в Google и посмотрел все, что удалось найти. Я отпустил длинные волосы, как у Кемпеса, и в «Регле», своей первой профессиональной команде, взял себе десятый номер – тоже как у Кемпеса.

- А что ж вы не футболистом стали?


– Сначала я занимался всем понемножку – футболом, хоккеем, теннисом, но каток был ближе к моему дому, я ходил туда каждый день, чувствовал, что у меня хорошее катание, что я могу забивать много голов. Я продолжал поигрывать в футбол, но хоккей постепенно стал для меня номером один. А, и еще в четырнадцать лет я занимался тхэквандо. Причем я был хорошим бойцом, часто выигрывал, но, знаете, построить карьеру в тхэквандо довольно трудно, в хоккее я определенно видел для себя больше перспектив.

- Бойцовские навыки помогают на льду?


– Нет, я дрался от силы пару раз за всю карьеру. Первый раз в лиге Квебека, а второй раз в Швеции. Не так уж и много для 26-летнего хоккеиста, согласитесь. К тому же тхэквандо не очень уместно в драках на льду, тут скорее нужно иметь боксерское прошлое. Я не драчун. Когда нужно взбодрить команду и изменить ход игры, я пытаюсь забросить шайбу, а не сцепиться с кем-то из хоккеистов соперника.


- За кого вы болели в детстве?


– Мой папа был большим фанатом «Юргордена» и, когда я еще был ребенком, он подарил мне их свитер, так что у меня и выбора не было, я тоже стал болеть за «Юргорден». В двадцать один год я получил предложение перейти в «Юргорден» из «Регле» и провел в любимой команде детства два сезона. Сказочные впечатления – ребенком ты болеешь за команду, а потом она тебя, именно тебя приглашает в свой состав.

- Что вас удивило в «Юргордене»?

– Ха, однажды во время предсезонных сборов нам устроили соревнования по фехтованию. У нас были очень тяжелые, просто мучительные тренировки, и тренеры решили повеселить нас – напялили на нас эти белые костюмы, дали шпаги и заставили сражаться друг с другом. Странная ситуация. Я раньше никогда не занимался фехтованием и, кажется, меня тогда закололи, но зато мы посмеялись.

- На кого старались быть похожим, когда росли?

– Моим кумиром был Павел Буре – в детстве я любил смотреть матчи НХЛ и больше всего восхищался выступлениями Буре в форме «Ванкувера». Мне нравилось, как он развлекал болельщиков техникой и скоростью. Сидя дома перед телевизором, я мечтал играть так же, потом на льду пытался копировать игру Буре и таким образом мне удавалось прогрессировать. Мне вообще очень близок русский стиль хоккея, мне очень нравятся еще и Ковалев, Дацюк, Афиногенов, с которым мы теперь играем за «Витязь». Понимаете, на таких хоккеистов интересно смотреть, их игра захватывает сильнее любого триллера, она притягивает болельщиков и мне тоже хочется, чтобы моя игра завораживала и веселила болельщиков.

- В семнадцать лет вы уехали из юношеской команды МОДО в юниорскую лигу Квебека. Трудно было менять страну в таком возрасте?

– Я, конечно, скучал по родителям и брату, но сначала они ко мне приехали, а потом я навестил их на Рождество, так что мы нормально пережили разлуку. Было не трудно, а интересно, я относился к этой поездке как к приключению и не задумывался, какие трудности меня ждут. Просто хотел поиграть в хоккей другого стиля, на переполненных дворцах (а в Сент Джоне на наши матчи всегда приходило много болельщиков). Вокруг игр «Фог Девилс» всегда был ажиотаж, нас показывали по телевидению, хотя мы были всего лишь юниорской командой – в Швеции на мои матчи ходило по двадцать человек, а в Сент-Джоне – пять-шесть тысяч. Так что я не жалею, что провел те два года в Канаде. Там я, например, подружился с Ильей Ежовым – он был вратарем «Сент Джона» в моем первом сезоне. Мы часто общались, потому что приезжих в команде было только трое, я, Илья и финн Сальми. Илья – классный парень и я очень радовался за него, когда пару лет назад узнал, что он попал в СКА. Этой осенью, после игры с «Ладой», мы с удовольствием поболтали.

- Что вспомнили?

– Вспомнили, как в мой первый сезон в Канаде меня выбрали ассистентом капитана. Тренер Реал Пэйман говорил, что я серьезный парень, показываю лидерские качества, правильно питаюсь, вовремя ложусь спать, оставляю на льду все силы и подаю хороший пример остальным. Я не чувствовал себя таким уж лидером, но, видимо, тренер видел во мне то, чего я сам не ощущал.

- Почему вы уехали из Канады?

– Меня задрафтовала «Филадельфия», я съездил в их тренировочный лагерь, но не был достаточно хорош для дебюта в НХЛ. Руководители «Флайерс» говорили, что рассчитывают на меня в будущем и посоветовали набраться опыта во взрослом хоккее. Я поговорил с агентом и мы решили вернуться в Швецию, где я смог бы попрактиковаться в выcшем дивизионе и стать более приспособленным для НХЛ. В «Регле», куда я перешел, я получил свою первую в жизни зарплату.

- А в Сент-Джоне вы на что жили?


– Я же играл за юниорскую команду, там нет зарплат. Я жил в канадской семье, которая заботилась обо мне как о своем ребенке и не знал бытовых проблем.

- Смотрели игры брата на молодежном чемпионате мира?

– Они, увы, слишком поздно начинались, я уже спал в это время. Вот только на Новый год, когда Швеция играла со Швейцарией, я смог посмотреть матч Адриана – в ту ночь я лег попозже, ха-ха. Вообще я горжусь братом – он забросил много шайб.

- Четыре.

– Да, по-моему, это столько же, сколько за весь его сезон в МОДО. Мне кажется, у Адриана яркое будущее – он очень серьезно относится к своей карьере и каждый день тренируется больше положенного. Может, он и в НХЛ пробьется – «Лос-Анджелес» его в первом раунде задрафтовал в прошлом году. Мы болтаем с Адрианом каждый день, поэтому я в курсе его дел.

- Когда вы поняли, что Адриан – большой талант.


– Он был еще ребенком, а я еще не уехал в Сент Джон и любил тренировать его – пасоваться, отрабатывать броски, улучшать катание. Уже тогда я увидел, что он будет невероятным игроком. Уже в десять лет у него было мышление, как у профессионального хоккеиста.

- В прошлом сезоне вы с братом играли в одной команде.

– Было весело, я очень долго ждал такой возможности. Адриан моложе меня на восемь лет и в прошлом сезоне тренер МОДО Андерс Форсберг вызвал его на несколько матчей из юниорской команды, брат хорошо себя показал и остался во взрослой команде.

- Ассистентом генерального менеджера МОДО работал Петер Форсберг. Вы часто общались?

– Он постоянно подходил после игр. Если я играл хорошо, он хвалил и призывал продолжать в том же духе, если плохо (а прошлый сезон у меня не очень получился) – он объяснял, в чем именно я был слаб и как это исправить. Не всем в Швеции так везет – после каждой игры получать советы от таких великих мастеров, как Форсберг и Нэслунд, который был при мне генеральным менеджером МОДО. Мне кажется, то, что я от них услышал, помогает мне до сих пор, хотя я уже полгода как ушел из МОДО.

- Ваша первая эмоция, когда узнали, что вас хочет подписать подольский «Витязь»?

– Да я прыгал от счастья, серьезно. В позапрошлом сезоне меня приглашали в сборную Швеции, а прошлый я провел плохо, мне нужно было что-то менять, я мечтал в новом сезоне показать свой настоящий уровень, так что, когда агент сказал, что меня приглашает «Витязь» из КХЛ, я ответил: «Конечно, я хочу туда. Новый вызов – как раз то, что мне нужно». Я доволен тем решением – мы идем в восьмерке, а я уже превзошел свои показатели прошлого сезона, хотя КХЛ намного сильнее шведской лиги.

- Намного?

– Конечно. В Швеции хоккей скучнее, более вязкий, там реже бросают по воротам, ниже интенсивность.

- Какое впечатление произвел Подольск, когда вы впервые сюда попали?


– Да нормальный город и болельщики тут приятные – их не очень много, но они громкие и активно нас поддерживают, я часто фотографируюсь с ними после игр и не слышу дурных слов даже после поражений. Подольск похож на мой родной городок Крамфорс, на севере Швеции. То есть, Подольск, конечно, больше раз в пять, но здесь так же тихо и красиво. Матиас Порселанд, который пришел в «Витязь» еще в прошлом сезоне, объяснил, где тут кушать и как удобнее перемещаться по городу, так что я быстро адаптировался. Мне вообще нравятся города, по которым мы ездим – Санкт-Петербург, Сочи, Москва, Астана.

- С кем вы сблизились из российских игроков «Витязя»?

– Я больше общаюсь с Афиногеновым и Гребешковым, потому что они выступали в НХЛ и говорят по-английски. Еще Солодухин очень бодрый парень, постоянно всех подкалывает, просто без перерывов.

- Олег Ореховский – очень молодой тренер. У вас не возникало неудобств из-за этого?


– Молодость – его плюс. Он постоянно учится новому и прогрессирует, не оглядываясь назад. А опытные тренеры иногда любят вспоминать прошлое и искать в нем решение новых проблем – это не всегда помогает.

- Почему сегодня вы решили пообедать именно в японском ресторане?


– После тренировок я люблю просто пить русский чай, но иногда охота и суши съесть. Матиас, Харри Сятери, Роман Горак и я часто ходим обедать в японский ресторан, это недалеко от нашего дома, можно пешком дойти.

- Вы живете вместе с другими иностранцами «Витязя»?


– Да. У нас в Подольске большой трехэтажный дом – мы выбрали его летом, когда приехали в Россию. Харри живет на нижнем этаже, на втором три комнаты и кухня, а на третьем – бильярдный стол. Мы помогаем друг другу с приготовлением пищи, по очереди ходим в магазин, смотрим фильмы – короче, вместе нам там нескучно и удобно.

- А что готовите?


– Чаще всего – пасту болоньезе и курицу.



- Майкл Гарнетт, чтобы выучить наш язык, купил в Канаде книжку Dirty Russian. А у вас как с русским?


– Я стараюсь его учить, освоил несколько самых необходимых для общения слов, вот сейчас при вас сказал таксисту, куда нужно повернуть, но пока, конечно, трудно. В Москве мне проще – там многие говорят по-английски, а в Подольске сложно найти англоговорящего, но я не жалуюсь, эта трудность только сильнее мотивирует меня изучать ваш язык. То, что я не говорю по-русски, – моя единственная проблема в Подольске.

- Правда?

– Из этой проблемы вытекают другие. Иногда судьи не понимают, что я им говорю – хотя, когда я рассержен и ругаюсь, может, и хорошо, что они меня не понимают. Или вот я, например, хочу посмотреть новых «Хоббитов», но во всех кинотеатрах они идут на русском. В Швеции все фильмы идут на языке оригинала со шведскими субтитрами – вот почему у нас все с детства знают английский.

- Расскажите о проекте вашего отца Kempe Inspiration?

– Это наша общая компания – меня, Адриана и нашего отца Микаэла, мы основали ее вместе. Во-первых, у нас есть хоккейный магазин в Швеции. Во-вторых, мой папа еще и хоккейный тренер, он учит правильно кататься на коньках и учит бросать, развивает навыки, у него богатый педагогический опыт и иногда разные компании приглашают его, чтобы он мотивировал сотрудников, рассказывал, как уживаться в коллективе и как находить источники вдохновения в работе. У папы на этот счет своя философия – к нему часто обращаются спортсмены, музыканты и бизнесмены. Папа не играл в хоккей на высоком уровне, но он очень долго работал хоккейным тренером в школах и скаутом в крупных хоккейных агентствах.

- Ваш лучший друг среди хоккеистов?


– Симон Ялмарссон из ЦСКА, мы играли за «Регле» в одной тройке. Нам тогда было по девятнадцать – двадцать лет, но мы все равно были среди лучших бомбардиров команды, Симон больше забивал, я чаще ассистировал. А в свободное время мы резались в компьютерные игры – Симон был успешнее в стрелялках, зато я не оставлял ему шансов в FIFA 2010. Еще мы оба любим рок-музыку. Я был счастлив, когда узнал, что Симон переезжает в Москву и мы сможем часто видеться.

- Как часто вы ездите в Москву, если не считать игры с ЦСКА и «Динамо»?

– Не так часто, где-то раз в месяц. Хожу по магазинам, иногда покупаю какие-то вещи, иногда просто отдыхаю, дыша свежим воздухом, но в парки не хожу – мне там слишком скучно. Во время перерыва на Матч Звезд в Москву прилетает моя семья, мы уже сняли там номер в отеле. Думаю, семье интересно будет посмотреть вашу столицу, а потом приехать в Подольск и увидеть, где и как я живу.

- Ваш брат тоже приедет?


– Нет. Будут моя мама, ее молодой человек и моя девушка.

- Вы упомянули FIFA 2010. До сих пор играете в футбольные симуляторы?


– Да, это мое любимое хобби – я играю онлайн со своими шведскими друзьями, иногда с Сятери или Гораком. Так я отдыхаю. Хоккей занимает почти все мое время. Каждый день – то тренировка, то игра, так что, когда прихожу домой, хочется отвлечься, переключиться на что-нибудь другое, поэтому я играю в FIFA или футбольный менеджер и никогда не играю в хоккейные симуляторы. Хоккея мне хватает в реальной жизни. Бывает, вернешься домой после неудачной игры, забьешь пару голов в FIFA и забываешь обо всем плохом.

- Какие у вас успехи в футбольном менеджере?

– Больше всего люблю брать слабую команду из второй лиги, выводить ее наверх, пробиваться в еврокубки. Правда, прямо сейчас я играю за «Селтик» в шотландской лиге – там у меня нет проблем, но мне хочется добиться успеха в Лиге чемпионов. Я нахожусь на третьем сезоне и уже дошел до полуфинала.

- Часто покупаете шведских игроков в свои команды?

– Не особо, мне больше нравится находить нераскрученных молодых талантов, тренировать их и выводить на более высокий уровень.

- Вы дружите с кем-то из футболистов?

– Да, но все они играют в шведской лиге и не очень известны – например, Петтер Телин, это юный футболист, последние пару лет игравший за «Мальме», я познакомился с ним через моего брата. Еще я дружил с футболистами «Регле», когда выступал за их хоккейную команду.

- А Челльстрем с Вернблумом?

– Я подписан на Вернблума в инстаграме, а он – на меня, но лично мы незнакомы. Было бы приятно когда-нибудь встретиться. Вообще я смотрю по телевизору российскую премьер-лигу – матч ЦСКА – «Динамо», например, понравился. Стараюсь следить за Гранквистом из «Краснодара». А команды поменьше не смотрю, даже названий их не знаю.

- Видел в твиттере вашу фотографию в майке Пола Скоулза. Откуда взялась эта симпатия?

– Я всю жизнь болел за «Манчестер Юнайтед», мне нравилось как агрессивно и задорно они играют. Какие голы забивали Руни и Роналду, какие передачи раздавал Гиггз, как бился в центре поля Рой Кин. А в Скоулзе меня всегда подкупало то, насколько он трудолюбивый плеймейкер. У меня есть майки всех игроков, которых я назвал, и даже Майкла Каррика. Я их коллекционирую – покупаю по одной в год. Я мечтаю попасть когда-нибудь на «Олд Траффорд». Обычно хоккейный сезон проходит в те же сроки, что и футбольный, так что пока у меня не было времени побывать в Манчестере.

- А кто сейчас ваш любимый футболист?

– Фернандо Торрес! Он всегда мне нравился, даже когда переживал сложный период в Лондоне. Я очень радовался на прошлой неделе, когда он забил два гола «Реалу». Еще я наслаждаюсь игрой Ди Марии – к счастью, он теперь в моей любимой команде. И, конечно, любой швед преклоняется перед Златаном – он мощный и крутой.

- Где вы любите проводить отпуск?


– Однажды был в Доминиканской республике, мне понравилось, хочу съездить туда снова. Я люблю кататься на лыжах, но из-за хоккейного сезона это редко удается. Хотел бы побывать в Таиланде, но опять же – лучше время, чтобы ехать туда – зима, а это разгар чемпионата. Обычно я езжу в Испанию – там живет мой дедушка и мы всегда можем погостить у него. Он родился в Испании, прожил там всю жизнь и не знает ни слова по-шведски.

- Под какую музыку настраиваетесь на игры?


– Я люблю Red Hot Chili Peppers, заслушал все их альбомы. Обожаю панк-рок: Ramones, The Clash, The Misfits. Эта музыка со мной всегда – и до игр и после.

- Лучшие концерты в вашей жизни?


– Мне посчастливилось попасть на концерт Pink Floyd, когда они воссоединились с Роджером Уотерсом. Во время исполнения Another Brick in the Wall огромные молотки из клипа были вокруг зрителей – выглядело невероятно. А в прошлом году в Швеции я ходил на Metallica – это, наверное, моя любимая группа за все времена. Больше всего люблю песню Seek and Destroy – вот уж что по-настоящему мотивирует перед игрой.

- У вас много татуировок. Когда нанесли первую?

– В девятнадцать. Мне кажется, выглядит красиво. У меня есть знакомый мастер, который делает мне татуировки. У меня есть инициалы брата (два туза с буквами A и K), есть крест, потому что я верю в Бога, есть Кровавая Мэри на плече и несколько роз. Я люблю панк-рок и думаю, что мне идут татуировки.

- Когда на вашем теле появится эмблема «Витязя»?


– Может, когда я проведу тут сезонов двадцать.


Автор: Денис Романцов

sports.ru

Конференция «Запад»

М
КЛУБ
И
В
П
РШ
О
1
ЦСКА
21
16
5
23
34
2
СКА
21
12
9
10
27
3
Локомотив
19
14
5
26
29
4
Динамо Мн
19
10
9
-3
22
5
Йокерит
15
10
5
21
21
6
Северсталь
18
10
8
-10
21
7
Динамо Мск
18
9
9
3
20
8
Спартак
19
8
11
-7
20
9
Витязь
19
9
10
2
19
10
ХК Сочи
19
5
14
-27
12
11
Динамо Р
13
2
11
-15
7

На связи с вами!