Интервью

Интервью

Программка к матчам ХК «Витязь» Подмосковье, 02 Февраля 2016 года |

Игорь Сапрыкин: Выбрав хоккей, я не ошибся!


Вратари всегда занимают особое место в команде. Их называют странными и необычными. Игорь Сапрыкин не отрицает, что у него есть свои суеверия и приметы, но считает, что на вратарей больше наговаривают. О самокритичности, утренних тренировках, покорении горных и хоккейных высот – в интервью вратаря «Витязя».


Стал вратарем? У родителей глаза по пять рублей…


— Часто слышала, что быть вратарем – это призвание. Игорь, а почему вы выбрали вратарский путь? Тоже призвание?


В хоккей меня привели родители. Им предложили попробовать знакомые. Пришли мы заниматься поздно, где-то в семь лет, тогда уже набор детей не происходил, но меня все же взяли. Катался я, скажу честно, не лучше всех. Прошло примерно месяца два, у нас в группе были только полевые игроки, и нужно было, чтобы кто-то встал в ворота. Нас собрали в углу площадки, тренер спросил, кто хочет быть вратарем. И я поднял руку.


— А вы помните, почему вообще возникло желание поднять руку?


Просто захотел, вообще ни о чем не думал. Потом мы пришли в раздевалку, родители стали спрашивать, что за собрание у нас было. Я им рассказал, что нас спрашивали, кто хочет быть вратарем, и я вызвался. У родителей сразу глаза стали по пять рублей. Они были в шоке.


— Они думали, что вы станете полевым?


Они вообще, наверно, не думали, что я останусь в хоккее и буду играть. Меня отдавали, чтобы ребенок просто занимался чем-то, каким-то спортом. Но как-то так все срослось.


Боялся ли я шайбы?!


— Боялись когда-нибудь летящей в вас шайбы?


Наверно, когда один раз за тренировку попадут в голову сильно, то да, в последующие моменты немного боишься. Но на следующий день этот страх уходит. Просто срабатывает чувство самосохранения.


— В детстве приходилось себя перебарывать, чтобы ловить шайбы, а не уворачиваться от них?


В детстве форму было не достать, то есть я играл не во вратарских коньках и нагруднике для полевых игроков. Тогда бросать, правда, еще толком не умели, но все равно, всегда говорили: «Подставляй корпус!» Помню, в плечо прилетало – больно! Отец стоял недалеко и говорил: «Терпеть!» А что еще было делать? А сейчас, с вратарской формой, не страшно.


— Мама сильно переживала?


Да всем родителям нелегко. Но я прошу их не приходить на хоккей, знаю, что они оба будут сильно переживать.


— То есть вам вообще не нравится, когда семья и близкие приходят на ваши игры?


Только из-за того, что они сильно волнуются. Когда у меня была девушка, она приходила. А родители сильно переживают – ну зачем тогда приходить? Пусть дома спокойно посидят, почитают онлайн-трансляцию или по телевизору посмотрят.


— Дома про хоккей разговариваете?


Конечно. После игры всегда звоню отцу. Домой когда приезжаю, мама спрашивает, как сыграл, что сказали, в какой шайбе виноват. Папа всегда голы смотрит и говорит мне потом, что думает.


— Критикует?


Иногда. Но я из обычной работящей семьи, никто в семье в хоккее профессионально не разбирается. В детстве папа кричал: «Давай, работай! Делай то, делай это!» А сейчас он уже не вмешивается особо. Иногда говорит: «Наверно, в этой шайбе ты мог бы что-то сделать, сыграть лучше». Я соглашаюсь, говорю что ошибся, мог сыграть по-другому. Но серьезной критики уже давно нет.


О тяжелых моментах юности


— Бывали в детстве моменты, когда папе приходилось вас заставлять заниматься хоккеем?


Бывало по-разному. Были, например, вратарские тренировки в воскресенье утром. У всех выходной, а тренировка была в половину седьмого утра. И вот он меня поднимал на эти тренировки. Иногда переодевались уже на катке, а иногда дома. Он меня прямо в форме в машину укладывал, и я досыпал по пути. А он меня потом чуть ли не за «шкирман» поднимал, ставил на лед и выкатывал. На эти утренние тренировки было очень тяжело ездить, вот тогда он мне и кричал: «Давай, работай!». Если что-то не получалось, даже не от того, что я плохо работал, а просто не шло, то я понимал, что после тренировки мне в машине хорошо достанется.


— Бросить никогда не хотелось?


Прямо чтобы бросить – нет. Но лет в пятнадцать иногда было досадно. Я всегда уходил с четвертого-пятого урока из школы, надо было ехать в Сетунь к трем часам на тренировку на автобусах. Я всегда любил приезжать пораньше, чтобы еще с ребятами поиграться. Потом тренировка, потом еще час-полтора обратно, то есть домой приезжал уже часов в семь вечера. А надо же было еще уроки делать. Конечно, тогда в голове были мысли: «Эх, сейчас все мои ровесники гуляют и веселятся, с девочками общаются, а я вот…» Но все же подумал, что лучше все же играть в хоккей. Сейчас мои ровесники по-всякому в жизни устроились. Кто-то не работает, кто-то поседел даже, а я играю в хоккей. Так что, думаю, с выбором я не ошибся.


О вратарском «скелете в шкафу»


— Говорят, вратари – особенные люди, с большим набором причуд. Вы типичный вратарь?


Да, наверно, все люди со своими причудами. По себе могу сказать – я стою на последнем рубеже, и кто бы как ни сыграл, шайбу надо поймать. Если я пропускаю гол, я никогда не думаю, что кто-то там другой на площадке ошибся. Всегда думаю, что бы я мог сделать лучше, как мог бы сыграть по-другому. Наверно, от того, что всегда об этом думаешь и копаешься в себе, смотришься как-то отстраненно. Но, думаю, на нас больше наговаривают.


— Но ведь у вратарей часто бывают странные приметы. Вратарь сборной России по пляжному футболу Андрей Бухлицкий, например, перед началом матча разговаривает со штангами и целует их.


Есть такие, но я с шайбами и штангами не разговариваю.


— Иван Лисутин открещивался от вратарских странностей и говорил, что он, в отличие от других вратарей, любит всегда быть с командой, в коллективе. А вы?


Я тоже люблю быть в коллективе, повеселиться, пообщаться, куда-то сходить с ребятами. Но в день игры предпочитаю быть сам по себе. Обычно после раскатки я еще общаюсь, но после сна уже стараюсь сконцентрироваться на игре, ни с кем не разговаривать.


— Вы – суеверный человек?


Я и суеверный и, в то же время, открещиваюсь от этого. Вроде, верю сначала в какие-то приметы, а потом думаю, что фигня все это. Меня постоянно из стороны в сторону метает.


— Но, значит, какие-то постоянные приметы все же есть?


Да, если за мной последить, то можно заметить, что я постоянно подкатываюсь к штанге с левой стороны, обстукиваю их, думаю, что надо все поймать. Мне как-то от этого легче.


— А в обычной жизни есть какие-то приметы, которые стараетесь не нарушать?


Мусор вечером не выношу. Или, если выхожу за порог дома, но что-то забываю и надо вернуться – обязательно посмотрюсь в зеркало и улыбнусь.


— А есть какие-то хоккейные привычки, которое переносятся в обычную жизнь?


Если что-то падает, всегда машинально хочется поймать, но не всегда, правда, получается. Телефон много раз ронял и не успевал поймать. Еще я в настольный теннис очень люблю играть, ракетку держу в правой руке, и иногда, когда мне шарик под левую руку летит, вместо того, чтобы отбить его ракеткой, я его ловлю «ловушкой».


О новогоднем восхождении на Эльбрус


— Кроме хоккея, чем увлекаетесь?


На Новый год пытался покорить Эльбрус. Это было совершенно спонтанное решение. Мы были на выезде перед праздниками, мне позвонил друг и сказал, что едет с компанией на Кавказ кататься на сноуборде и лыжах, предложил поехать с ними. Я решил поехать. Это было, наверно, числа 28-29 декабря, я тут же взял билеты и 31 утром улетел. На лыжах и сноуборде я не катаюсь – зачем мне лишние травмы. Но восхождение совершил, мы поднялись на 5100 метров над уровнем моря. До самой вершины не дошли, у нас товарищу стало плохо, да и погодные условия были неподходящими. Но мы туда еще вернемся.


— То есть горы – это новая страсть?


Да, это что-то совсем новое для меня. Думаю, после сезона туда еще вернусь. Нас там еще и на охоту пригласили.


Об увлечении языком и книгами


— А по ходу сезона как проводите свободное время?


Как и все обычные люди – читаю книги, смотрю кино, учу английский по программе «Полиглот». Я нанял в этом году себе преподавателя, но как-то не сложилось. Поэтому начал сам изучать.


— С легионерами практикуете?


Стараюсь больше с Хаббой (Харри Сятери) общаться. Он, конечно, иногда смеется над моим языком. Я знаю набор слов, но иногда не могу выстроить предложение или слово какое-то не знаю. Но если не знаю слово, прошу Максима Афиногенова подсказать.


— А какие книги читаете?


Сейчас читаю «Путеводитель «Автостопом по млечному пути». Честно скажу, пока меня не особо впечатляет. Но я только недавно начал, так что пока не могу ничего сказать.


— А есть какой-то любимый литературный жанр?


Нет. Я просто захожу в интернет, набираю запрос «100 лучших книг» и выбираю, какое название мне понравится.


— И какие книги вам понравились?


«Мосты округа Мэдисон» Роберта Джеймса Уоллера, душевная книга. За два дня я прочел «Красного дракона» Томаса Харриса. Пятьсот страниц за два дня – для меня это было – вау! Сам от себя такого не ожидал, мне, правда, потом месяца два читать не хотелось.


— Любовь к чтению пошла из школы?


Нет. В школе я не любил читать вообще. Это пришло попозже, лет в восемнадцать. Понял, что надо читать, как-то развиваться, чтобы говорить можно было свободно.


Мои цели – сборная и НХЛ!


— Какие цели в хоккее вы ставите перед собой?


Закрепиться в КХЛ, быть основным вратарем команды. Но мечта моя – уехать в НХЛ. Очень этого хочется! Посмотреть всю эту кухню. Но для этого надо работать, что я и стараюсь делать. Естественно, хочется попасть в сборную, но это все связано. Мне хочется достичь в хоккее самого высшего.


— И что вы делаете, чтобы усовершенствовать свое мастерство и добиться этих максимальных целей?


Постоянно езжу в школу вратарей. Моя предсезонка проходит так: после сезона я три недели ничего не делаю. Вообще ничего. Ну, только в пляжный волейбол могу поиграть. Потом беру абонемент в тренажерный зал, тренер по физподготовке нам прописывает программу. За две с половиной недели до начала сборов я начинаю ходить на лед на вратарские тренировки. Там провожу от 10 до 14 дней. Возвращаюсь в Москву, три дня отдыхаю, и потом начинаются сборы с командой.


О кумирах


— Кумиры среди вратарей были или, может, до сих пор есть?


В детстве, наверно, это был Гашек. Но просто это имя было на слуху. А сейчас я просто стараюсь следить за тем, кто как играет. Подмечаю, что мне нравится, что не нравится. Вот Хабба побыстрее меня и лучше владеет клюшкой. Хочется играть не как он, а лучше него. Но над этим надо работать.


Елена Руско, специально для ХК «Витязь» Подмосковье

Конференция “запад”

М
КЛУБ
И
В
П
РШ
О
1
ЦСКА
49
42
7
92
84
2
СКА
48
37
11
98
79
3
Локомотив
50
32
18
28
67
4
Йокерит
48
30
18
35
66
5
Динамо Мск
50
27
23
9
58
6
Спартак
50
25
25
8
56
7
Витязь
49
24
25
-14
52
8
Сочи
50
21
29
-15
51
9
Динамо Р
49
19
30
-24
48
10
Северсталь
49
16
33
-56
36
11
Динамо Мн
49
14
35
-48
33
12
Слован
51
12
39
-86
27

На связи с вами!