СМИ о клубе

Игорь Жериков: массажист для спортсмена — это личный психолог

Allhockey.ru, 12 июля 2020 года |
Массажист «Витязя» Игорь Жериков в рамках рубрики «Работа в хоккее» рассказал о том, почему его работа очень важна для хоккеистов, а также поделился историями с самыми жуткими травмами игроков «Витязя».​

«Когда Гиллис подрался с Мирасти, для меня это было очень непривычно» 

— Игорь, почему вы выбрали профессию массажиста? Какие факторы повлияли на ваш выбор?

— Я выбрал эту профессию, потому что моя мама работает врачом-физиотерапевтом. С детства видел, как она занимается реабилитацией своих пациентов. К тому же, я сам занимался спортом, и мне приходилось проходить все то же самое. Думаю, что это и повлияло на мое будущее. Так я перешел в реабилитацию спортсменов. 

— Каким видом спорта вы занимались?

— Я занимался футболом, а после восемнадцати лет перешел в хоккей на траве. Сейчас мы дружным коллективом окунулись в хоккей на льду. 

— Как проходило ваше обучение профессии? Что вы закончили? 

— Я закончил педагогический университет, где было направление физическая культура и спорт. Параллельно с ним работало направление реабилитации и ЛФК. По ним я и пошел. Потом у меня было множество курсов, семинаров и конференций. Шло постоянное обучение, которое сейчас тоже продолжается. Три-четыре раза в год повышаю уровень своих знаний. Помимо этого, я отдельно искал врачей кто связан со спортом для того чтобы перенять опыт. Так у меня появилось много друзей из Китая, Европы, Америки, России. 

— Как давно вы работаете в «Витязе»? 

— Я работаю в клубе с конца октября 2012 года. Получается, что скоро у меня начнется уже девятый сезон в команде. Много интересных историй за это время довелось увидеть и услышать! 

— И какая из них была самой интересной? 

— Пожалуй, она была в те времена, когда у нас были Артемий Панарин и Тревор Гиллис. И Гиллис подрался на площадке со своим лучшим другом Джоном Мирасти. Это был 2012-й год. До игры они обнимались и смеялись, а на льду уже подрались как следует. После матча эти ребята снова начали общаться, как ни в чем ни бывало. Для меня это было очень непривычно и удивительно. Хоккеисты за пределами площадки могут быть друзьями, но на льду все забывается, и каждый играет за свою команду. 



«В команде главное — уважение, доверие и ответственность»

— Как вы пришли в подмосковный клуб? 

— Это все получилось случайно. До этого я работал в хоккейной команде «Гомель-2», выступающей в чемпионате Беларуси. Однажды к нам на сборы приезжал клуб МХЛ «Спартак» (Москва), и я познакомился на тот момент с начальником команды Борисом Юрьевичем Бабаевым, который сейчас работает в структуре «Авангарда». Он и вселил в меня уверенность в том, что надо расти . Отдельное спасибо президенту клуба «Витязь» Головкову Михаилу Игоревичу и экс-врачу «Витязя» Бубырю Олегу Владимировичу. Так я попал в КХЛ. 

— Где вы работали до того, как пришли в хоккей?

— Получилось так, что я с третьего курса университета нас привлекали на сборы с различными командами по легкой атлетике. После окончания учебы я начал работать в хоккейном клубе, так как у меня уже был необходимый стаж. А дальше мне просто понравился хоккей, так как здесь работают приятные мне люди. Мы с ними — одна семья. Я в этой сфере работаю уже двенадцать лет и могу сказать, что это здорово, что судьба меня связала с такими людьми. 

— Чем, на ваш взгляд, спортивный массаж отличается от классического? 

По сути, спортивный массаж копирует приемы классического. Только используются они не все разом, а в соответствии с потребностями. Иными словами, в зависимости от того, какая задача стоит перед спортсменом: подготовиться к соревнованию, усилить тренировки или расслабиться — применяются те или иные приемы классического массажа. Спортивный массаж в принципе понятие очень абстрактное. В разных странах он делается по-своему. Например, в Китае и Америке могут применять совершенно разные методики. То есть «спортивный» — это не тип, не разновидность, а скорее направленность. Классический — это отдельный вид массажа, который применяется по всему миру и имеет четкие границы технологий и целей. В спортивном массаже есть и более агрессивные техники, которых нет в классическом. 

— Помимо «Витязя», вы еще занимаетесь оздоровительным массажем? 

— Да, мне приходится повышать свой уровень. Карьера не останавливается на спорте. Я изучаю множество разных приемов для того, чтобы потом применять их в хоккее. Это различные европейские и американские техники реабилитация и восстановления, тайский и точечный массаж. Все эти приемы нужно отрабатывать для того, чтобы ты мог применить их на помощь спортсмену и восстановить в короткий срок. 

— С какими группами мышц чаще всего приходится? 

— У хоккеистов я чаще всего работаю с шеей и ногами. Вообще, внимания требует все тело, так как все группы мышц участвуют в движении. Все зависит от тех задач, которые нужно решать. Словом, я работаю со всем телом. 




— Какие группы мышц наиболее тяжелы в проработке? 

— Тяжелые в проработке это ноги и спина. Все зависит от телосложения спортсмена. Большинство хоккеистов следят за собой и выполняют разминку и растяжку после игр и тренировок. Есть специальные роллы, на которых они раскатывают свои мышцы. Это нам очень помогает в работе а главное спортсмен получает меньше травм. 

— С какими пожеланиями к вам чаще всего обращаются хоккеисты? 

— Обычно они просто хотят поговорить и переключиться из тренировочной и игровой деятельности в обычную жизнь. Спортсмена нужно подготовить к восстановительным процедурам и переключить его, чтобы он полностью расслабился. В основном, ребята просят поработать над ногами, в частности, над стопами. У нас есть различные аппараты для восстановления. Также мы работаем над шеей, потому что постоянные удары в область плеч влияют на нее. Кроме этого, делаем растяжку всего тела. Ребята обращаются по всем вопросам. Иногда мы в шутку говорим, что массажист для спортсмена — это вторая жена. Мы знаем о хоккеистах больше, чем их супруги! 

— Как выглядит ваш рабочий распорядок в день тренировки и в день игры? 

— Мы приходим на работу в полдевятого утра , за полтора часа до приезда игроков, и готовим все для того чтоб спортсмен ни в чем не нуждался. Заканчиваем мы в районе трех-четырех вечера. А в игровые дни работа тянется с восьми утра до половины двенадцатого ночи. И это в лучшем случае. Весь день мы проводим на ногах и решаем различные задачи. На выезде наше расписание смещается, так как у приезжих команд раскатка всегда происходит раньше, чем у хозяев. Поэтому нам иногда приходится вставать в шесть утра. В гостях мы работаем 24 часа в сутки. Допустим, в десять часов команда отыграла. Затем она едет ужинать, после чего ей предстоит перелет, который занимает время до двух-трех часов ночи. Вот такой у нас рабочий день на выезде. 

— Из чего состоит полноценный сеанс массажа? 

— Обычно, если есть такая возможность, спортсмен перед массажем всегда идет в сауну или опускается в холодную ванну со льдом. Затем игрок приходит в массажный кабинет и в зависимости от тренировочного процесса мы приступаем к восстановлению. Иногда бывает такое, что мне нужно глубоко проработать мышцы. В таких ситуациях ребятам может быть больно до слез. После массажа они могут расслабиться и выпить чаю, посмотреть телевизор или просто поговорить. 

— Во время матчей вас можно увидеть на скамейке «Витязя». Насколько часто вам приходится оперативно оказывать помощь по ходу игры? 

— Конечно, это происходит нечасто. Мне бы хотелось, чтобы подобные моменты случались бы как можно реже. Иногда просто надо приложить лед, бывает такое, что нужно зашить хоккеисту бровь или губу. Наш командный доктор накладывает пять-шесть швов, и на это уходит две-три минуты, и ему надо помочь ассистировать после чего спортсмен дальше бежит играть. Такие моменты могут быть незаметны для обычного человека. 

— Какой была самая жуткая травма, с которой вам приходилось иметь дело? 

— Я думаю, что это было рассечение губы у одного из спортсменов. Нам тогда пришлось наложить десять швов. Мы думали, что он не выйдет больше играть. Но этот игрок оказался боевым парнем и вышел на лед. Кроме того, были ситуации, когда ребята надрывали боковые связки колена. Я к этому уже привык. А еще один из наших хоккеистов в Финляндии сломал ключицу. Со стороны это было жуткое зрелище, так как у него из тела торчала кость. К нему подошли местные доктора и попросили его оценить ту боль, которую он чувствовал, по десятибалльной шкале, где ноль баллов означало, что ему не больно, а десятка — что больно. А наш парень этого не знал! И он ответил: «Единица». Врачи были в полном недоумении! Они не могли понять, как спортсмен, находящийся в таком положении, может сказать, что у него единица? Но потом мы посмеялись над этой историей, и все закончилось хорошо.


«allhockey.ru»  Владислав Уткин

Конференция “запад”

М
КЛУБ
И
В
П
РШ
О
1
ЦСКА
62
45
17
103
94
2
СКА
62
44
18
61
93
3
Йокерит
62
38
24
20
84
4
Динамо Мск
62
37
25
38
82
5
Спартак
62
34
28
30
77
6
Локомотив
62
34
28
19
73
7
Витязь
62
27
35
-29
65
8
Торпедо
62
29
33
-2
64
9
Сочи
62
25
37
-40
59
10
Северсталь
62
24
38
-45
58
11
Динамо Р
62
17
45
-84
41
12
Динамо Мн
62
14
48
-97
39

На связи с вами!