Youtube
Интервью

«ЖИВУ СВОЕЙ МЕЧТОЙ»

, 02 ноября 2014 года

В детстве Марио Кемпе задерживался на катке до тех пор, пока там не выключали свет. Играть в хоккей – это мечта шведского нападающего, ради которой он делает все не только на льду, но и за его пределами.

Елена РУСКО

«Моя семья без ума от спорта»

– Марио, вы первый спортсмен в семье?

– Нет. Мой отец был хоккеистом, а сейчас работает тренером в Швеции.  Знаете, моя семья вообще абсолютно без ума от спорта. Мой отец назвал меня в честь аргентинского футболиста Марио Кемпеса, который стал лучшим бомбардиром чемпионата мира 1978 года, он же забил два мяча в финале того турнира.

Мама не спортсменка, но она тоже обожает спорт. И еще у меня есть младший брат Адриан, ему всего 19 лет, но он уже играет за основу МОДО в Элитсерии. Он считается очень перспективным игроком. В этом году «Лос-Анджелес Кингз» выбрали его в первом раунде на драфте НХЛ.

– Вы решили стать хоккеистом, чтобы быть как папа?

– В том числе. Он поставил меня на коньки и занимался со мной каждый день. Конечно же, если бы мне это не понравилось, я мог выбрать себе любую другую профессию. Но я получал от этого удовольствие, было очень весело. Мне нравилось смотреть хоккей по телевизору, так что в детстве у меня была только одна мечта – стать профессиональным хоккеистом. 

– Вы ведь начали кататься на обыкновенном катке, верно?

– Да, у нас был небольшой каток рядом с домом. Так что, если на улице была подходящая температура, я просто брал коньки и шел туда. На самом деле, я проводил там очень много времени. Сразу после школы я шел на каток и катался до тех пор, пока не выключали свет. Я родом из Крамфорса – это очень маленький городок, его население всего 10 тысяч жителей. Так что там было не так уж много вариантов, чем заняться вечером, кроме как идти на каток. Но зато могу вам сказать, хоть у нас и очень маленький город, но мы тоже внесли свой вклад в большой хоккей. Сейчас один игрок играет в НХЛ – это Тобиас Энстрём, он играет за «Виннипег Джетс», двое ребят играет в КХЛ – Тобиас Виклунд и я, и еще три человека играет в Элитсерии, один из которых мой брат.

– Вы даете брату советы по поводу хоккея?

– Конечно! Знаете, у нас очень дружная семья, мы с братом очень близки и стараемся проводить каждую свободную минуту вместе. И, конечно же, я стараюсь подсказать Адриану и научить его всему, что может быть полезно. Он очень талантливый игрок. В прошлом году нам даже удалось поиграть вместе. Ему было всего 17, но его уже вызвали в главную команду. Мы сыграли вместе один матч, даже играли в одном звене. Знаете, это было непередаваемое чувство! Наши родители были очень горды нами обоими. Я общаюсь с Адрианом каждый день и всегда стараюсь что–то подсказать. Хочу, чтобы он был лучше меня.

– А он прислушивается к вам?

– Да, я вижу это. Я старше его на восемь лет. Он видел все мои игры, с тех пор как был еще совсем маленьким. Мы очень похожи по манере игры. Но он больше меня, а это значительное преимущество в хоккее. Верю, что его ждет отличное будущее в этой игре.

– Из вашего Instagram я узнала, что у вас есть еще один член семьи – собака. Как она появилась в вашей жизни?

– Это произошло два года назад, когда я переехал играть в другой город Швеции. Моя девушка поехала со мной. Я проводил много времени на тренировках, уезжал на выезды, а она не знала никого в новом городе. Поэтому я подумал, что было бы здорово, если бы у нее была компания, пока я занят хоккеем. Вот так мы и решили завести собаку. Это французский бульдог и его зовут Игон. Скажу честно, иметь собаку – это большая работа. Мы даже не думали сначала, сколько новых забот у нас появится из-за него. В самом начале нам было тяжеловато, было похоже, будто у нас появился ребенок. Сейчас, пока я здесь, а девушка работает в Швеции, Игона забрал к себе мой дедушка, который тоже живет один. Так что собака окружена любовью и вниманием.


«Переезд в Россию – это шаг вперед»

– Как много языков вы знаете?

– Естественно, я знаю шведский. Еще знаю английский, немного могу говорить по-испански, потому что мой дедушка родом из Испании. Еще могу общаться и понимать датчан и норвежцев, потому что наши языки довольно похожи. Сейчас начал брать уроки русского.

– Совмещать хоккей и учебу непросто…

– Я учился до 17, а затем уехал в Канаду играть в юниорской лиге. Это был мой выбор, мне хотелось полностью посвятить себя хоккею. Конечно, если я получу травму, и не смогу больше играть или случится еще что-то, я пойду получать высшее образование. Но пока я не жалею о своем выборе. Я хочу быть сосредоточенным на хоккее на все 100%, отдавать ему все силы и показывать все, на что способен.

– Но что-то еще интересует вас в жизни?

– Я пока серьезно не задумывался над этим. Возможно, в будущем, мне бы хотелось открыть свой собственный бизнес, но пока это только наметки, никакой конкретики или четкого плана. Это не значит, что я совсем не думаю о будущем. Я регулярно откладываю деньги в банк, чтобы потом мне не пришлось начинать все с чистого листа. Я понимаю, насколько важно уже сейчас позаботиться о будущем. Хоккейная карьера не вечна, поэтому все игроки должны думать о том, что будет после хоккея.

– Вам было легко решиться уехать в Канаду?


– Это было скорее приключением для меня. Мне было всего 17 лет, мне хотелось, чтобы вокруг меня все бурлило, чтобы было много эмоций. Играть в юниорской лиге в Канаде было очень здорово. На каждый матч приходило по пять-шесть тысяч зрителей. Мы все время были в новостях, на наши матчи ходили журналисты из газет и телевидения. Для юниора это все абсолютно незабываемые эмоции и огромный опыт. Тем более, на наших матчах всегда присутствовали скауты НХЛ.

– Это принесло результат – вас задрафтовали в НХЛ. Но вы провели в АХЛ всего несколько матчей и вернулись в Швецию. Почему?

– Когда я начал играть в АХЛ, мне поступило хорошее предложение из Швеции. И я решил, что поехать играть в родную страну будет хорошим решением для моей карьеры. Я не отказался от НХЛ, я просто хочу вернуться туда, когда буду готов. В Швеции я играл хорошо, чувствовал, что расту и развиваюсь, как игрок. Наверное, только в последние пару лет я начал задумываться, что пришло время двигаться дальше. Поэтому и принял предложение из России – это шаг вперед.

«Ем только натуральные продукты»

– Что поразило вас в России?

– В хоккее – это невероятная скорость игры и мастерство игроков. Здесь играют в отличный хоккей. Знаете, уровень некоторых команд, например, СКА, настолько высок, что, мне кажется, их можно сравнить с уровнем игры сборных команд.  А что касается обычной жизни, то меня приятно поражает все. Люди очень дружелюбные. Да, есть языковой барьер, но все вокруг очень стараются понять и помочь. Я прекрасно понимаю, что я должен уметь говорить по-русски хотя бы немного, потому что это я переехал сюда.

–  А как вы находите общий язык в команде?

– Хоккейные термины – довольно просты в этом смысле. Все знают, как будет «Пас» или «Бросок» по-английски. Когда тренер проводит установку или что–то подсказывает, ребята, которые говорят по-английски, непременно переводят все для меня. У нас в команде есть Максим Афиногенов и Денис Гребешков, они много лет играли в НХЛ, они понимают все про языковой барьер и всегда помогают. Так что в этом плане у меня нет никаких проблем.

– А за пределами ледового дворца?

– Самые большие трудности я, пожалуй, испытываю, в ресторанах. Дело в том, что я не употребляю  в пищу еду, содержащую лактозу и сахар. Мое тело чувствует себя лучше без этого, я нахожусь в более хорошей форме. Так что мне действительно сложно идти в ресторан и выяснять, есть ли в том или ином блюде эти продукты. Хорошо, что мы живем здесь в доме, поэтому я могу сам готовить.

– Вы сами решили отказаться от этих продуктов или это было указание врача?

– У меня есть диетолог в Швеции, он работает со многими игроками НХЛ. Так вот он составляет для меня диету и график питания. И он порекомендовал мне отказаться от этих продуктов, потому что так лучше для организма спортсмена. Конечно, большой беды не будет, если я позволю себе как-нибудь кусочек торта или что–то подобное. Но все-таки во время сезона я стараюсь по максимум придерживаться диеты, больше спать и следить за своим здоровьем. И я могу сказать, что я действительно почувствовал разницу. Три года назад я питался совсем иначе, и сейчас я реально ощущаю, что нахожусь в гораздо лучшей форме.

– А мясо вы едите?

– Да. Я могу есть все, что натуральное. Вот смотрите, я не ем, например, пасту и хлеб, потому что это не готовый изначально продукт, а их предварительно готовят из других ингредиентов. Но я ем рис или картошку, потому что они растут. То есть я ем все исключительно натуральное.

– У нас сейчас популярно вегетарианство, раздельное питание. Ваша диета – это что–то новое…


 – Да, это абсолютно новое веяние. Сейчас люди потихоньку начинают так питаться в США, Канаде и Швеции. Здесь, в России, я пока встретил только одного человека, который придерживается такой же диеты.

«Твое имя – твой бренд»

– У вас есть профили в Instagram и Twitter. На западе социальные сети давно являются частью спортивного мира, у нас пока это встречается не так часто. Многие беспокоятся, что их жизнь будут обсуждать, или сделают неверные выводы…


– Я абсолютно не беспокоюсь на эту тему. Прежде всего, я начал писать что-то в Twitter именно для болельщиков. У хоккея много фанатов, и я думаю, если они будут видеть, что я делаю и как живу, это пойдет только на пользу. Считаю, для репутации спортсмена важно нравится болельщикам, иметь с ними контакт. Instagram я веду не так давно, всего около года. Сначала он был только для друзей, но потом на меня начали подписываться болельщики, и я открыл его. Я не публикую никаких глупостей, просто фотографии обычной жизни. Людям так проще понять, что я представляю из себя, и что такое быть хоккеистом.

– Сколько русских болельщиков на вас подписались?

– Ой, я не знаю. Я даже получил несколько комментариев к фото. Но они на русском, и я еще не могу понять их значения.

– У вас и с журналистами такие же открытые и простые отношения?

– Да. Как я уже сказал, репутация играет большую роль в карьере игрока. Поэтому если я интересен СМИ, я никогда не отказываюсь. Твое имя – это твой бренд. Надо работать над ним.

«Афиногенов был моим кумиром»

– Кто был вашим любимым игроком в детстве?

– Вообще-то это был Павел Буре. И еще Максим Афиногенов. Они были двумя моими любимыми игроками, когда я рос. Я очень много смотрел на их игру, даже пытался что-то копировать.

– Каково это было узнать, что вы будете играть в одной команде со своей легендой?

– Конечно, я сейчас вырос и не настолько эмоционален, как ребенок. Но это очень здорово! У Максима по-прежнему феноменальная скорость, мне очень нравится этот стиль игры.

– А скауты сравнивали вас с Микаэлем Ренбергом.

– Думаю, мы действительно похожи. Он, правда, выше и сильнее меня. Но если я буду с шайбой и передо мной будет большой защитник, я не испугаюсь Я пытаюсь играть жестко по мере возможностей, все время нацелен на ворота, как и он.

«Живи своей мечтой»

– У вас достаточно много татуировок.  Их можно назвать вашим увлечением?

– Да, пожалуй. Все началось с небольшой татуировки на правой руке. Сейчас у меня уже вся рука покрыта рисунками. Внизу, около кисти, у меня изображен крест. Как я уже говорил, мой дедушка из Испании, поэтому я католик. Еще на ней же изображены розы. А выше есть рисунок игральных карт с инициалами моего брата.
На левой руке всего одна татуировка «Vive Mi Sueno». Это переводится «Живу своей мечтой». Иногда, если у меня спад, и я плохо играю, я смотрю на нее, и вспоминаю, ради чего я играю. Это помогает мне чувствовать себя лучше. Думаю, что в будущем я сделаю еще несколько татуировок.

– Уже есть конкретные идеи?

– Честно говоря, нет. Но знаете, каждая из идей для моих татуировок появлялась внезапно, и через несколько часов я просто шел к мастеру. То есть я ничего не планировал заранее, не обдумывал неделями. Идея просто приходит ко мне в голову, и я иду и воплощаю ее.

«Хочу развиваться»

– У вас есть амбиции?

– Да, конечно. Прежде всего, мне хочется развиваться, становиться все лучше и лучше. Мне хочется играть в сборной Швеции на чемпионатах мира и Олимпиаде. Это глобальные планы. Если говорить о локальных амбициях, то мне хочется помочь выйти «Витязю» в плей–офф. Думаю, это вполне достижимая цель для нас.

– Чтобы вам хотелось улучшить в своей игре?

– Все. Но, больше всего мне нравится работать над теми элементами, которые являются моими преимуществами. Например, у меня хорошие техника и скорость, и я хочу сделать их еще лучше, продолжаю постоянно работать над этим. Я все время совершенствуюсь. И здесь в КХЛ у меня очень много возможностей, чтобы стать сильнее.

– С легионеров всегда особый спрос. Вы готовы к роли лидера в команде?

– Абсолютно. Я всегда пытаюсь быть лидером по игре, пытаюсь показывать лучшее, на что способен.

Программа к матчу

Календарь

ДОМА
В ГОСТЯХ
WINGAZ
Магазин
Русские Витязи
Наша Школа
Партнёры Чемпионата КХЛ сезона 2016/17
Согаз Mastercard Ростелеком Eriell Мегафон Coca-cola Haier
Генеральный партнер Официальный партнер Партнер Партнер Партнер Партнер Поставщик
Hankook EY Чемпионат
Поставщик Поставщик Интернет-партнер
Главная | Наверх | Контакты | Помощь
© 2017 Хоккейный Клуб Витязь